Война будущего — война информационная

Казалось бы, на тему реформы вооруженных сил не высказался только ленивый. Срасти по этой проблеме кипят уже несколько лет и ни на минуту не утихают. То, что реформа назрела, признается всеми, но то как ее проводить надо не говорит никто. Критика получилась абсолютно контрпродуктивной.

Информационная война

России нужна современная боеспособная армия, способная адекватно отвечать на все вызовы и нейтрализовать любую угрозу. Это аксиома, а потому обсуждать ее даже не стоит. Основной вопрос даже не в том, как сделать армию современной, а в том, какой она должна быть? Есть ли у реформаторов и их критиков четкое понятие  о том, что такое современные вооруженные силы? И какими они должны быть в будущем? Вроде есть, об говорят и пишут многочисленные военные эксперты, специалисты и рядовые энтузиасты. Только мне кажется, все они лишены ключевого момента, о котором я и хочу рассказать дальше.

Речь идет о том, что помимо технического оснащения, как-то совершенно выпало из внимания переосмысление понятия войны в целом. А между тем, новые способы  ведения боевых действий совершают настоящие революции в вооруженной борьбе.

Для того чтобы подтвердить свою точку зрения нужно немного отвлечься.

Рядовой гражданин, читая военную литературу, где рассказывается об окружениях и котлах традиционно удивляется. Как это, допустим, можно окружить группировку в 200 тысяч человек? Это надо как минимум в пять раз больше. Казалось бы, попала армия в окружение, разверни пушки и вперед в атаку. Какая разница в какую сторону стрелять? Но нужно представить себя на месте командира окруженного подразделения. Невозможно вести боевые действия, когда ты не знаешь кто тебя окружил и насколько  силен противник. Откуда он нанесет следующий удар? Где свои? Где чужие? Как командовать сотней тысяч если обстановка меняется ежеминутно, а связи нет? Как управлять дезорганизованными войсками? К чему готовится? В какую сторону продвигаться? Так рождается неразбериха и хаос, которые способны погубить даже самую сильную армию. Это понял Хайнц Вильгельм Гудериан, и именно он фактически возродил из забвения такой вид вооружения как танки. Да-да.. именно возродил из забвения.

Дело в том, что появившиеся накануне первой мировой войны танки служили для прорыва линий обороны противника. За танком традиционно следовала пехота, однако ее зачастую отсекали пулеметным огнем, и танк в одиночестве катался по территории противника, где становился легкой добычей. Совершенствование артиллерии вообще ставило на танках крест, потому как пушка гораздо мобильнее танка, легче, дешевле и способна уничтожить десяток танков. Именно поэтому между первой и второй мировыми войнами на танки никто не обращал внимания, как на что-то серьезное.

Никто, но только не Гудериан, он понял, что не нужно атаковать в лоб вражеские позиции, не нужно расстреливать противников; самое главное – это уничтожение коммуникаций, снабжения, связи и управления вражескими войсками. Он был первым, кто применил танки именно для этого и тем самым совершил революцию. Танковые клинья Гудериана покорили практически всю Европу, хотя еще недавно военные специалисты и, как сейчас говорят – эксперты, смотрели на этот вид вооружения презрительно. Великие полководцы потому и одерживали громкие победы, что не действовали по мнению общепризнанных специалистов, они не принимали чужие правила, а действия выбирали неожиданные и смелые, так что противник попросту был не готов на них реагировать.

Конечно же, одной только тактики без совершенствования самого оружия недостаточно. И человечество в этом направлении работало крайне интенсивно практически всегда. Практически, потому что в последнее время в развитии вооружений наблюдается явный застой. И применительно это утверждение не только к России. По сути,  ядерное оружие, появившееся более 60-ти лет назад, до сих пор определяет расклад сил на мировой арене. За последние десятилетия не появилось ровным счетом ничего принципиально нового. Все развитие сводится к бесконечному улучшению и совершенствованию ранее созданного. Если бы такая ситуация была всегда, то человечество до сих пор воевало бы луками и стрелами, а над повышением их эффективности трудились бы десятки институтов, выдавая новые материалы для наконечников и тетивы. Не так давно бывший президент Франции Николя Саркози высказался аналогично: «Мы бы никогда не изобрели электричество, если бы все время улучшали свечу».

Что же касается наших  военачальников, то постоянный анализ боевых действий прошлого сыграл с ними злую шутку. Они традиционно готовятся к войне, которой уже не будет. Пример: Красная армия одержала победу в самой кровопролитной войне истории. Безусловно, это триумф, также безусловно, что те события и опыт надо изучать и осмысливать, но следующая война будет другой, и то что осваивали и изучали уже не пригодится. У нас до сих пор учебники, по которым преподают тактику в военных училищах, написаны в 60-х годах прошлого столетия на основе опыта той эпохи. Будут ли офицеры готовы к современной войне, если они годами учатся копать окопы и обустраивать землянки?

Для наглядной иллюстрации важности переосмысления самой войны стоит рассмотреть последний вооруженный конфликт  XX века, а именно – действия НАТО в Югославии. Здесь уже не было никаких фронтов, наступлений, танковых прорывов и всего того, к чему так активно готовят наших офицеров.

Первым ударом было уничтожено здание сербского телевидения в Белграде, затем США удалось добиться того, чтобы европейский спутник TV-EUTELSAT прекратил вещание. Следом за этим началась операция Commando Solo, в которой самолет EC.130E выполнял роль воздушного телецентра, включающего в себя аппаратную радио и телевидения. Передающие антенны этого самолета транслировали специально разработанные специалистами из Форта-Брэгг передачи на сербско-харватском языке. В тоже время массированному удару крылатыми ракетами подверглись весьма специфичные цели: склады, телеграфы, мосты, дороги. Особое внимание уделялось уничтожению сербской энергетики специальными графитовыми боеприпасами BLU-114/B. В кратчайшие сроки страна осталась без электричества, а это не только освещение – это связь, радары, электричество для производства, для приготовления пищи, остановка компьютерных сетей.  В добавок к блокаде электрической надо отметить блокаду прочих энергоносителей, блокаду по боеприпасам, финансовую блокаду, достаточно вспомнить арест всех югославских счетов в иностранных банках.

А теперь сравним эту операцию с действиями нашей армии в Чечне, с бесконечными зачистками, колоннами техники для диверсий и многочисленными жертвами с обеих сторон. Где перекрытие финансирования боевиков? Где блокада поставок ГСМ и оружия? И не  говоря уже о таких элементарных вещах как продовольствие и связь. Очевидно же было, что наша страна проигрывает в первую очередь информационную войну. Наглядной демонстрацией понимания сути современной войны нашими военачальниками стала передача Любимова, где сидящий в студии генерал жалуется на то, что у сепаратистов работает 17 сайтов. На законный вопрос ведущего, а почему бы нам не запустить 117 сайтов следует ответ: «Да вот, запустили один»…

Наши генералы до сих пор считают, что информационная война чеченских боевиков – исключительно от их слабости и непорядочности. Они, дескать, такие-сякие не хотят воевать честно. Вот если бы они вышли в чистое поле, прочертили линию фронта, построились повзводно, вот тогда мы бы им показали. У них даже танков нет.

Но у Американцев ведь есть танки? Но они предпочли действовать умнее и не потеряли ни одного человека. Они засыпали всю Югославию деморализующими листовками, а удары по объектам инфраструктуры вынудили сербский народ сдать Милошевича международному суду.

Наши же командиры не понимают того, что война с которой они столкнулись и есть война будущего, что фронт, развертывание резервов – понятия безнадежно устаревшее.

Развитие информационных технологий открывает совершенно новые горизонты военного искусства, в котором собственно боевые действия отходят на второй план.

Нужно осознать со всей серьезностью – сегодняшнее состояние человечества привело к тому, что десяток хакеров, не державших в руках автомата, способен причинить ущерб противостоящему государству более серьезный, чем вся наша дальняя авиация вместе взятая. И, исходя из понимания этого факта, необходимо правильно расставлять акценты в деле укрепления обороноспособности страны.

Почему бы не создать, к примеру, информационные войска? Укомплектовать их теми, кто замечен во всякого рода компьютерных преступлениях – будь то взлом сайтов или кража паролей. Дать им приличную зарплату, мощный компьютер, обеспечить все условия, и пусть служат на благо Родины.  Боевая подготовка их должна заключаться не в марш-бросках, а во взломах компьютерных сетей «потенциальных друзей».

Сейчас за это сажают, а ведь это глупо.

Россия всегда была первой по количеству хакеров и взломщиков, так почему бы не сделать это нашим преимуществом?  Вы нам грозите расширением НАТО и системой ПРО? А мы Вам парализуем за час Воздушное движение, энергетику, связь, работу банков, вскроем Ваши военные сети, нарушим управление войсками и никуда ваши ракеты не полетят. И все это без проведения мобилизации, развертывания армий, боевых тревог и переброски техники. Раз у нас идет военная реформа, то давайте попробуем сделать нашу армию самой современной и передовой? В любой случае гонку в традиционных вооружениях мы уже вряд ли выиграем.

Мир постепенно идет именно к этому, Пентагон вкладывает огромные средства в защиту своих компьютерных сетей. Они это делают не потому, что не понимают простых истин  вроде важности танка и саперной лопаты, а потому что ясно представляют собственные уязвимые места.

Информация – оружие будущего.

 

 

 


Запись опубликована в рубрике Без рубрики с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *